В НОМЕРЕ

«Теперь я буду Та-та»

Ни имени, ни памяти, ни корня. Ребенок посреди войны, посреди нигде. Лишь украденные звуки, из которых прорастает судьба. Она собирает себя, принимая в свои руки чужое уходящее время. Девочка, женщина, старуха. Героиня Романа Полины Иванушкиной «Забыть-река» Тата Тутина строит себя из рассыпанных кирпичиков чьих-то радостей, потерь, любовей. Прорастает в жизнь. И в последнем вагоне своей истории обретает наконец собственное имя  и –прощение.  

 

«Странноприимный огород»

«Это было странно, как будто не жизнь, а какой-то фильм…» Фрагмент романа Ксении Драгунской «Туда нельзя»: глухая «нечернозёмка», загадочная Амор Каритас, женщина между сорока и шестьюдесятью, искупающая некую вину хозяйка приюта для «передержки» мужчин в кризисной ситуации, и восемь ее «постояльцев» – «и каждый обитатель достоин отдельного романа».

 

« …мы с тобой – из вечно молодых»

«Разбивает прибой о скалу

самобраную скатерть –

соль стекла соберу на полу

и не стану на паперть.

Будем вбиты, по шляпку войдём

в древо осени рыжей.

Тот, кто сделался ржавым гвоздем,

Сыну плотника ближе...» – апрельский номер открывают философские стихи Ильи Фаликова, посвященные любимым местам – Дальнему Востоку, Крыму и Москве.

О живых и ушедших родных людях – ностальгическая лирика Веры Зубаревой. Стихи Дмитрия Румянцева и Ольги Ивановой – такие разные по поэтике, настроению и  интонации – о любви.

 

Крот истории продолжает рыть

Содержание статьи одного из основоположников этнополитологии в России профессора Эмиля Паина намечено в самом ее заголовке – «Об имперском синдроме, национализме и негативных этнических стереотипах». В своих размышлениях и выводах автор опирается на богатый фактический и статистический материал, актуальные социологические исследования. 

 

Миры, открывавшиеся за проходной

В документальной повести Михаила Румера-Зараева «Исчезнувший мир» – история одной жизни, рассказанная через историю одного ныне ушедшего в небытие автомобильного завода.

 

«А вечером позвонил Ангел»…

«Есть несколько историй, которые не оставляют меня. И я знаю, как сделать, чтобы они не возвращались ко мне снова и снова – их надо записать», – признается поэт Татьяна Полетаева, начиная свои «Истории прошлых лет». О маме и итальянском архитекторе, возводившем по приказу Ивана III храм, об обитателях подмосковной деревни Асташково и о графе де Лавале, французе, прадеде мужа – поэта Александра Сопровского, о строителях Волжского автозавода и поэтах Семёне Липкине и Инне Лиснянской, а также о цветах, котах, елочных игрушках и сказках.