В НОМЕРЕ

Бешеный жених

Роман «Треугольная Земля» Александра КАНА — попытка художественного осмысления эпохи перемен: распад советской империи и хаос постсоветского существования — через любовный треугольник. В традиции апулеевских «Метаморфоз» и смеховой культуры раблезианства автор изображает картину мира конца XX века: страданий, разочарований и отчаяния человеческих душ, и в то же время — неизбывной стойкости и веры в божественное предназначение человека.

«Под звуки пальбы и разрывы сердец»

«Что ж, значит — снова и снова,/ значит — опять и опять,/ счастья не зная иного:/ жить-умирать», — констатирует Феликс ЧЕЧИК. Его философская лирика — о трагедиях современности, об ответственности за них каждого человека и всего человечества: «Будто не облажалось/ человечество и/ не давило на жалость,/ не молило любви». Михаил РАНТОВИЧ считает: «Свободу под звёздами можно на вкус/ распробовать — холоден воздух и едок».
Родиону МАРИНИЧЕВУ важно ощущение связи поколений, когда «между Чуком и Геком/ взрослым идёшь человеком/, шестилетнего сына держа за руку».
Константин ШАКАРЯН пытается «читать судьбу по букварю» и видит в судьбе поэта «и рок, и долю». В этом номере — его стихи и переводы армянского поэта Бабкена СИМОНЯНА.

Традиции и современность эмиратского рая

«Иностранцы, приехавшие работать в ОАЭ, или экспаты, составляют 85% трудоспособного населения страны. <…> Граждане России и стран СНГ могут рассчитывать на высокооплачиваемую работу в Эмиратах только при хорошем знании английского языка. Численность русскоязычных экспатов заметно возросла в последнее время (торговые центры и сфера обслуживания, администраторы в отелях, риелторы, экскурсоводы…). Некоторые россияне открывают собственный бизнес. Чтобы официально работать в ОАЭ, необходимо иметь рабочую визу и зарегистрироваться в Департаменте труда». Автор очерка «Страна-сказка Арабского Востока» Елена ТАРИЛОВА, живущая в Дубае уже тридцать лет, рассказывает о самых разных аспектах жизни в этом уникальном уголке мира, который наши соотечественники начинают активно осваивать.

Александр Межиров: неюбилейное

«…На даче у Межирова уже в 1986+м мы за бутылкой водки, принесенной хозяином дачи от нежадного соседа — Евтушенко, вели вечернюю беседу до поздней ночи с называнием имен, и чаще всего возникали имена Смелякова и Слуцкого. Особенно его — Слуцкого. Межиров, как всегда, читал наизусть, и его чтение потрясало. “<…> Я — ржавый гвоздь, что идет на гроба./ Я сгожусь судьбине, а не судьбе./ Когда обильны твои хлеба,/ Зачем я тебе?” Было совершенно ясно, что Межиров говорит о первом, на его взгляд, поэте эпохи. Я понимал, что присутствую при подведении итогов. Кончилось многодесятилетнее ристалище. Венок победы доставался сильнейшему».
Илья ФАЛИКОВ в эссе «Прощение мастерства» вспоминает свои встречи с Александром Межировым и размышляет о его поэтической эволюции, парадоксах личности и о ремесле поэта.